Египетское счастье

египетские парни

В Египет Маша поехала работать в отеле аниматором. Работа, конечно, каторжная. Ей так все и говорили: будешь там работать с девяти утра и до часу ночи. Затем быстренько поспать, убраться в комнате, ну, там постирать чего — и к девяти опять заступать на смену. Выходных не будет. Платят немного, но даже если что и заработаешь, потратить негде: в город из отеля — нельзя, в кафе посидеть — тоже запрещено.

И так все шесть месяцев контракта.

 

Но Маша работы не боялась, а на посиделки в кафе и не рассчитывала — не привыкла. Дома мужчины ее вниманием не баловали, в лучшем случае проходили мимо, глядя сквозь нее, как сквозь стеклянную витрину (витрину, наверное, больше рассматривали), а в худшем — могли и похихикать за спиной.

«Я ведь не только в Москве была, — рассказывает она мне, утверждая, что дело вовсе не в прихотливых московских мужчинах, избалованных модельными красотками. — Я и к тетке в Калугу ездила, и в селе под Новосибирском у родственников гостила. Везде одно и то же — для них я как бы не существую. Нет меня, и все тут!»

В институте, на улице, в транспорте, на дискотеке — на Машу парни ноль внимания. Ну а сама она ни за что ни к кому не подойдет — не так воспитана.

Зато, приехав в Египет, Маша вдруг поняла, почувствовала, что она — красавица, желанная для многих мужчин женщина. Ее лишние килограммы, которые в России делали ее невидимкой, здесь оказались достоинством.

Куда она ни шла — мужчины вслед бросали заинтересованные взгляды, присвистывали, чуть ли шеи не сворачивали ей вслед, подходили знакомиться. «Я поначалу думала, — говорит Маша, — что они «прикалываются», смеются, как дома, в России. А нет! Наоборот, они на меня смотрят с восхищением!»

Конечно, Маша — не Анджелина Джоли. Она – как две Анджелины Джоли. А то и все три. Маша — крепкая и ладная, такие женщины может, в России были популярными во времена Некрасова, которому если верить, то живали они тогда в русских селеньях. Сегодня же русские мужчины сплошняком мечтают об анджелинах джоли, а таких, как Маша, в упор не замечают.

А вот в Египте мужчины от нее взгляд оторвать не могли, особенно, когда она на пляже с отдыхающими дамами танец живота разучивала. Пол отельного персонала (как раз мужская часть) сбегались посмотреть, бармены забывали о клиентах, а спасатели — об утопающих: Маша танцует!

Маша преобразилась от всеобщего восхищения, ведь она впервые почувствовала себя ЖЕНЩИНОЙ, желанной для мужчин. И ради этого удивительного чувства через полгода снова поехала по контракту в Египет, хотя труд аниматора действительно оказался нелегким: день деньской на ногах под палящим солнцем. Но в Египте она чувствовала себя женщиной, а не невидимкой.

– Я бы за русского парня вышла — со всей душой, — говорит Маша. — Только русские парни — одна головная боль. Если не алкаш, то наркоман, а заработает копейку — цены себе не сложит: будешь у него в квартире ходить под стеночкой. А остальные перебирают: подавай им моделей — не меньше!

Здесь же перебирала она. В конце концов, вышла за отельного врача. По местным меркам живут средне: свой дом, дворик с цветником — Маша выращивает. В свободное время учит на курсах арабский и выкладывает «Вконтакте» фотки: «Мой сад», «С мужем на террасе нашего дома».

В сети русские мужчины негодуют, на счастливую Машу глядя. Почему злятся — сами не знают. Может, инстинкты взыграли: мол, увели нашу бабу чужаки. Пускай бы лучше дома сидела. Ну и что, что одна, никому не нужная — зато дома.

А то, гляди-ка, радуется там!

На форумах ей пишут кто со злорадством, кто с сочувствием, но все одно: «Вот бросит он тебя, увидишь, и детей заберет, будешь тогда правды искать». Машу такие прогнозы расстраивают. Она возражает: «Не все ведь одинаковые!», а сама снова доказывает, что в России ей делать нечего: не нужна оказалась, так что ж ей делать? А здесь муж ее любит, на руках носить готов, хоть и поднять не может, но ведь готов!..

Вот так и переписывается она в Интернете с соотечественниками — доказывает, что имеет право на счастье.

А когда ее Махмуд домой приходит, она о компьютере забывает. Потому что это самое счастье приходит и накрывает ее с головой. «Нет, не бросит он меня, — говорит мне Маша, – он мною дорожит. Русский, наверное, быстрее бросил бы, правда?»




закрыть
Узнавай первый о всех новинках! Вступай к нам в группу.

Закрыть