Мадера: дважды рождённое солнцем вино

62595

Мадера – вино с очень и очень необычным вкусом. Причём вкус этот нравится далеко не всем. Но если уж кто его распробовал, то становится страстным поклонником на всю оставшуюся жизнь. И даже дальше: один из героев пьесы Вильяма Шекспира «Генрих IV» утверждал, что некоторые могут за кружку мадеры и душу дьяволу продать!

Однако, хотя мадера и была так популярна в Англии (за бочку хорошей мадеры можно было купить дом), но родилась она совсем не на берегах туманного Альбиона. Своим рождением, да и названием, мадера обязана небольшому острову Мадейре, лежащему в Атлантическом океане возле Марокко. Остров гористый и лесистый, за что и получил своё название: «мадейра» по-португальски значит «лес». А «мадера» значит тоже самое, только по-испански.

Открыв остров, португальцы заложили на нём плантации сахарного тростника, и завезли с Крита виноград сорта Мальвазия (очень сладкий). И всё только с одной целью – производство сахара. Однако вскоре из Бразилии пошёл более дешёвый сахар, и виноград стали использовать уже для производства вина. Вот тогда мир и узнал впервые о мадере.

Но настоящая слава пришла, когда остров стал удобным перевалочным пунктом для кораблей, плывущих в Индию и Америку. Корабли стали грузиться местным вином, но вскоре обнаружилось, что в столь долгих путешествиях лёгкие молодые вина портилось от жары и качки. Они быстро старели, приобретая тёмный цвет, ярко выраженный вкус калённого ореха и аромат дымка. Но горевать по этому поводу долго не пришлось: оказалось, что новый вкус понравился, и на такое вино есть спрос. Поэтому очень быстро его стали считать вовсе не испорченным, а специально приготовленным.

И начали уже специально возить вино на кораблях в Индию (а то и на Филиппины) и обратно.

А последний штрих в создание мадеры внёс Наполеон: в ответ на аналогичную меру Англии он объявил ей континентальную блокаду, и виноторговцы, чтобы непродающаяся     из-за блокады мадера не портилась, стали крепить её спиртом. И градус мадеры стал доходить аж до 30!

Однако через некоторое время эпидемия грибка свела на нет все виноградники. А когда виноградари нашли против него средство, то уже некому было больше катать мадеру по волнам: время флибустьеров и фрегатов безвозвратно прошло. И хоть условия для создания мадеры потом были воссозданы виноделами и без привлечения парусного флота, но так популярна, как в первой половине XIX века, она уже никогда не была.

Но в России мадера всё равно была в ходу вплоть до начала XX века. Распутин, например, за ужином уговаривал до шести литров. И, зная его славу как неутомимого любовника, трудно не согласиться с утверждением, что «мадера очень хорошо тонизирует». Её, кстати, потому и советуют брать во всякие походы и другие охоты-рыбалки. Причём девушкам мадера тоже очень нравится, и пьётся она ими очень легко.

Не зря же её называют «дамским коньяком». К слову, в XVII веке среди барышень была даже мода макать для привлечения мужчин свои платочки в ароматную мадеру. Говорят, помогало.

В общем, нет ничего удивительного в том, что в России со временем тоже появились неплохие мадеры: кубанская, дагестанская, донская, армянская. Но лучшая, конечно же – это крымская «Мадера Массандра»: искристо-золотая, ванильно-коньячная, полная жгучести и нежной страсти. Немногим уступает ей и «Мадера Крымская»,     на этикетке которой, как воспоминание о старых добрых временах, всё мчит и мчит к дальним неведомым странам красавец-фрегат с бочками мадеры на борту.

Рассказывать о мадере можно  очень и очень долго. Но намного лучше просто самому попробовать это романтическое, дважды рождённое солнцем вино: сначала – в винограде на лозе, а потом – в дубовой бочке на палубе быстрокрылого фрегата.

И поднять тост за страстных и прекрасных женщин, за бесстрашных мужчин, и за ветер дальних странствий!




закрыть
Узнавай первый о всех новинках! Вступай к нам в группу.

Закрыть