Первые и вторые роды с помощью кесарева сечения

 

Восемь лет назад я рожала, точнее мне делали кесарево сечение. Здесь не было моего желания, операция была плановой, по показанию невролога. Из-за давнишней черепно-мозговой травмы, боялись, что во время родов может подняться черепное давление, короче врачи перестраховались.

Тогда, восемь лет назад о том, что это вмешательство не задумывалась, меня даже радовал такой исход моей беременности, ведь операция под наркозом – уснул и ничего не чувствуешь. Достали тебе твою лялечку, целую и невредимую и все прекрасно. Когда со мной в палате оказалась женщина, которая даже заплатила, для того, чтобы ей сделали кесарево сечение, я еще больше обрадовалась. У моей соседки по палате это были вторые роды,  первого ребенка рожала сама и так намучалась, что больше не хотела так рожать и решилась на операцию.

Вот назначили дату операции, накануне предупредили, чтобы мы не ужинали. Утром дали выпить стакан касторки и отправили на клизму. Конечно все эти процедуры не очень приятные, но делать нечего, приходится все выполнять.  Могу успокоить сегодняшних будущих мамочек, сейчас касторку пить не дают, отменили, только клизму делают. Значит, после этих «приятных» процедур осмотр врача и  по очереди увозят в операционную. В тот день моя операция по плану была третьей, но после осмотра меня отправили первой, т.к.

у меня уже все само начиналось, а самой рожать они не могли мне разрешить. Вот и дали мне выпить какую-то жидкость, сделали укол, положили на каталку и повезли в операционную. В операционной меня начинают обматывать бинтами, марлями, делать еще укол в вену, ставят капельницу. Анестезиолог задает вопросы обо всем на свете, а потом надевает маску и все, кажется, проходит несколько минут, я просыпаюсь, точнее меня будят и куда-то везут.

Снова что-то спрашивают, говорить очень больно, голоса просто нет, хочется пить. Пытаюсь спросить, кто родился, мне говорят мальчик, вес такой-то, рост такой-то, только все это будто в пелене, я вроде соображаю, а вроде и нет. 

В реанимации, куда отвозят после операции, начинаю приходить в себя, пытаюсь повернуться, поменять положение, понимаю, что не могу — боль адская. Пришла санитарка – золотой человек, надела мне носки, было очень холодно. Спрашиваю у нее, где же мой сын, она говорит, что нам скоро их принесут на кормление. Когда она сказала, «нам», я поняла, что не одна в палате, попыталась посмотреть с кем, снова не получилось. Через какое-то время принесли ребенка, на кормление.

Ту боль, которую перенесла, чтобы немного повернуться для кормления, до сих пор страшно вспоминать. Но как-то с помощью медсестры, удалось, смогла немного, и рассмотреть своего малыша, стало легче. Делают укол — становится значительно легче, действие укола проходит, снова невыносимая боль.

Поздно вечером нас переводят в обычную палату. Завезли, помогли «перекатится» с каталки на кровать и уехали. Следом за мной привозят мою прежнюю соседку, стало легче, мы с ней почти родные стали. Время идет никто к нам не приходит, ни мед.персонал, и детей не приносят. Хочется в туалет, но ведь встать невозможно.

Начинаем звать санитарку, кричим по очереди минут 10, наконец-то,  санитарка пришла. Мы ей объяснили ситуацию, через минуту она прибежала, кинула на пол судно и убежала. А как до этого судна добраться непонятно, кровать высокая, сползти с нее не просто даже здоровому человеку, а после операции так  тем более. С криком и стоном скатилась с кровати, идти на судно, уже нет смысла.

Ползу в туалет, без преувеличения – ползла, хоть и было противно валяться в туалете, но иначе не получалось. После туалета еще одно испытание — залезть на кровать, но охая и ахая сделала и это. На следующий день становится легче, начинаешь немного двигаться, малыша приносят на кормление и уже надолго оставляют. На третий день ребенка оставляют уже с тобой полностью. Сама уже значительно лучше двигаешься, боль уже намного меньше.

В обед, разрешают попить бульон, но только ничего не хочется и ничего не лезет, хотя это уже третьи сутки без еды. В дальнейшем, с каждым днем становится легче. Ежедневно обрабатывают шов. На десятые сутки нас благополучно выписали.

Через семь лет, я снова забеременела. Разрешение беременности только с помощью кесарева, и не от того, что есть какие-то показания, просто, если уже раз было, второй раз, самой, не позволят рожать.

Вторая операция проходит тяжелее. Перед операцией очень тревожное состояние, жуткий мандраж, на операционном столе руки и ноги просто тряслись, пока не начал действовать наркоз. Операция прошла хорошо, как сказали врачи, но мое состояние было ужасным.  Первое кесарево всё-таки было легче. После второго все было сложнее: выход из наркоза, заживление шва, сам шов уже более грубый. На третью операцию уже точно больше не решусь.

Конечно, есть положительные стороны операции.

1. Это то, что ребеночек будет целым, вероятность вывихов и прочего очень низка.

2. Не чувствуешь боли во время родов. Пожалуй, это все.

А вот отрицательных моментов гораздо больше.

1. Сразу после рождения нет контакта мамы с малышом, ты не испытаешь все эмоции сполна.

2. Это операция, может произойти всякое, даже очень страшное (для этого врачи берут расписку, что ты предупреждена обо всех последствиях).

3. «Кесарские» детки, как правило, беспокойные, их чаще наблюдает невролог. Каждые три месяца первого года жизни необходимо ходить к неврологу, а кому-то и чаще.

4. Выход из наркоза, восстановление после операции – все очень долго и болезненно.

5. Выписка из роддома производится гораздо позже, чем тех, которые рожали сами.

6. Шов еще долго будет беспокоить, особенно после второй операции.

Поэтому, дорогие будущие мамочки, не проситесь самостоятельно на операцию. Все должно быть естественным, ребеночек должен пройти родовые пути, от этого будет лучше и ему и вам. Но, вот если есть показания доктора на операцию, тогда нечего отказываться, всё-таки врачу виднее, не стоит рисковать.




закрыть
Узнавай первый о всех новинках! Вступай к нам в группу.

Закрыть