Танец

Я влетела в аудиторию, спотыкаясь о парты. Опять опоздала! Говорила же, что надо попозже немножечко начинать репетировать! Ну не могу я так быстро съездить домой, поесть, переодеться и приехать обратно. А он успевает. И даже раза три сходит покурить, пока меня ждёт. Он вообще может всё.

Наверное, этим меня и заинтересовал. Вот сейчас стоит, смотрит на меня, хоть бы сквозь землю провалиться что ли со стыда…. В его глазах немой укор, типа: « Чтоб я ещё раз во время приехал!..».

Мы репетируем выступления на фестиваль Студенческая Весна. Тема нашего выступления для меня особенно жива. «Если я люблю, то я живу». Неправда!!! Жить вполне можно и без любви. Наверное.

По крайней мере, так было бы гораздо проще и легче…жить. Пройдёт время, и я переосмыслю это утверждение. Но пока, тема есть тема и приходится её раскрывать. Мы танцуем два танца: в начале и в конце выступления.

Вот как раз последний, танец любви, сейчас и начнём репетировать. Вспоминая об этом потом, спустя много месяцев, я стану плакать. Да! Я научусь плакать. Но сейчас я об этом не думаю.

Я думаю о предстоящей репетиции, о сломанных на обеих туфлях каблуках, о забытых за выходные движениях и…о нём.

Быстро скинув с себя пальто и переодевшись в топик и брючки, я села натягивать на закоченевшие ноги гетры. А ноги закоченели потому, что на улице хоть и студенческая, но ещё не весна, а самая натуральная зима-зимище. Но вопреки наставлениям мамы — мол надо бы потеплее обуться — я напялила весенние полусапожки (они смотрятся элегантнее, а перед ним я должна быть идеальна). Он всё это время смотрит на меня и, с видом юного натуралиста, наблюдает за моими движениями. Наконец процесс обмундирования завершён, можно приступать.

Он нежно обнимает меня за талию (или что там у меня), увлекая на середину площадки. Начинается репетиция. Как же я потом буду благодарить своего тренера по танцу. За то, что научил меня этому волшебному искусству, за терпение и труд. Но и стану ненавидеть, по тем же причинам.

Только всё будет потом, а пока я растворилась в его руках. Он плавно ведёт из одного  конца аудитории в другой. Я полностью в его власти. Он это знает.

И танец великолепен. Во время него забывается всё. Время летит мимо, не напоминая о себе. Почти ничего не говорим.

Всё скажут движения рук, повороты головы, изящные изгибы тела. Во время очередного па, наши лица настолько приближаются, что удержаться от запретного, пока ещё, поцелуя кажется непостижимо. В аудитории слышно только едва заметное шуршание подошвы по полу. А время летит.

И танец продолжается. Воспоминания о его руках до сих пор не дают мне спать по ночам. А уж как я умудрялась уснуть после репетиций, мне всё ещё не ясно. Но мы танцуем, и земля уплывает из под ног.

Начинает темнеть. Он включает свет. Наши тени напоминают мне пламя двух свечей. Страстная, огненная пляска душ, сплетение пока чужих, но таких близких друг другу судеб….

Я не скажу ему о том, что сейчас чувствую. Он это видит, читает по моим глазам. Не скажу сейчас, но потом обязательно. Обязательно скажу…

А потом… А потом случилось многое. Не танцем всё закончилось. Уж поверьте мне, им только началось.  Но я помню именно его, как нечто, что просто невозможно забыть никогда. А он… Наверное он уже забыл. Ведь если бы помнил, теперь не было бы так больно.

Ненавижу себя за память. Она во мне. И дышит желчью. Постоянное ожидание чуда, которое не может произойти, пожирает и уничтожает меня изнутри.

Ни в чём его не виню и не стану этого делать. Ни за разлуку, ни за то, что до сих пор не знаю причин этой самой разлуки, ни за боль, с которой теперь вынуждена жить. Так многое нужно сказать ему, но я молчу. Может быть надеюсь, что всё будет ясно по глазам, как тогда…и он прочтёт…

В той аудитории давно уже нет нас. Не осталось ничего и от танца. Всё унёс за собой летний ветер. Только иногда, приходя на очередной семинар и сидя за партой, невольно начинаю ловить взглядом тени на стене. От двух свечей.

Одна из них догорела, а вторая всё ещё обжигает своим пламенем. Она словно в одиночку пытается свершить то, что когда-то начали двое. И танец живёт. И огоньки сплетаются.

И кажется, что вот–вот зашуршат знакомые шаги, и его рука вновь поведёт за собой… на репетицию того, чему, наверное, не дано повториться…

 




закрыть
Узнавай первый о всех новинках! Вступай к нам в группу.

Закрыть